Бассейн, тренажерный зал, стадион, сауна

Обзоры и статьи

Надежда в круге, или один день из жизни лидера сборной

11.01.12 | 12:20

Рабочий день элитарной толкательницы ядра Надежды Остапчук и её опытного наставника Александра Ефимова начался с обычной утренней тренировки. Правда, если быть точным, обычной её не назовёшь. После объёмных базовых нагрузок в армейском спорткомплексе в Уручье Остапчук и её коллеги по секции — олимпийская чемпионка Янина Провалинская-Карольчик и более молодой победитель Кубка Европы по метаниям Сергей Бахар — вышли в круг, чтобы отрабатывать будущие соревновательные действия.

Старый знакомый динамовский комплекс, что на минской улице Даумана, встретил достаточно прохладно. «Если на дворе минус один, то у нас минус четыре. Поэтому выходим погреться на улицу», — встретил меня шуткой-прибауткой один из тренеров. И добавил, что после выставки собак, которая восполняет финансовый дефицит комплекса, двое суток в манеже выветривается специфический запах. Но собеседник закончил на оптимистической ноте: мол, спасибо хозяевам спорткомплекса за то, что сохранили манеж для легкоатлетов. А ведь всё шло к тому, что на месте беговых дорожек и секторов могла быть построена гандбольная площадка.

Сгущает краски, подумал я. К тому же снимать куртку не собирался, поэтому к предостережениям моего знакомого отнёсся спокойно. Остапчук же в тренировочном костюме начала медленную разминку. Бег трусцой по сектору, ограниченному прилично изношенной подвесной сеткой, сменился лёгкими прыжками с высоко поднятым бедром, а затем маховыми движениями с тяжелоатлетическим «блином» в руках.

В это время Александр Ефимов под курткой грел ядро, дабы снаряд в руках ученицы был более послушным. «Это обычное дело, — объяснил наставник, — Наде сподручнее выполнять задание с тёплым весом».

Что тут возразишь, понятное дело, холодный металл душу не греет и удовольствия от тренировки не приносит. А раз нет приятного чувства от выполненной работы, то и отдача не столь велика.

Остапчук перешла к следующей стадии тренировки — броскам ядра из присеста. Каждый полёт она сопровождала движением вперёд, как бы продлевая на несколько мгновений посыл снаряда в поле. После этого начала делать то же самое, но спиной вперёд.

После небольшого перерыва спортсменка перешла к следующему заданию — медленному, продуманному посылу ядра в сетку. Поочерёдно меняясь местами с Бахаром, она продолжила упражнение, подбадривая своего молодого коллегу за удачно выполненное движение. Наставник, возвращая боевой снаряд обратно, успевал обратить внимание подопечной на погрешности при выполнении упражнения.

«Знаете, — прокомментировала она позже, — недавно простыла, поэтому выглядела вяловатой. Больше заботилась о качестве, о том, чтобы сделать движение как можно техничнее».

Вскоре в манеже появилась высокая, стройная Янина Провалинская-Карольчик и, переодевшись, отправилась разминаться по большому манежному кругу. «У Яны зимних соревновательных задач нет. У неё на повестке дня только одно — движение, движение, движение», — прокомментировала Надежда.

Через некоторое время все трое встретились в круге, понятное дело, заходя туда по очереди.

Надежда к каждому выходу в сектор долго готовилась, имитируя движение в круге. Самое дальнее приземление ядра тренер отметил смятым листом бумаги. После одного из «бросков» Надежда разбомбила тренерское сооружение, вызвав взрыв эмоций у наставника и лёгкую улыбку у его подопечной.

Ефимов отметил: «Бумажный ориентир помогает определить дальность полёта ядра. Скажем, спортсмен испытал определённое напряжение, вроде бы упирался, а на деле снаряд пролетел небольшое расстояние. Сообразив, что нужна коррекция, атлет старается действовать по-иному. Есть два варианта: первый — ещё больше напрячься, запустить ядро посильнее, а второй — наоборот, расслабиться, если энергии было использовано максимально много. В этом случае от переусердствования спортсмен скомкал движение, поэтому нужно уменьшить напряжение, дабы улучшить исполнительскую технику, тогда ядро упадёт далеко».

Неожиданно тренировку пришлось приостановить: спортсмены стайкой потянулись в «тренажёрку», расположенную по соседству. Проход, как оказалось, можно было оборудовать с противоположной стороны помещения, за сеткой, и он совсем бы не стыковался с кругом по толканию ядра. Но почему-то решили по-иному. Мало того — вскоре рабочие повезли на тележках по такому же маршруту гимнастические маты. Однако этим дело не закончилось: недолго думая, они открыли запасные, так сказать, грузовые двери, которые оказались как раз напротив круга для толкания ядра. В зал повеяло зимней стужей, и тут уж в самом деле нужно было греться не в помещении, а выйти на улицу. Но спортсмены продолжили тренировки, а Надежда посетовала, вот, мол, её считают постоянно недовольной, но ведь на сквозняке недолго и схватить простуду, а она ещё от прошлой не отошла… Один из рабочих подошёл извиниться, мол, машина как раз подоспела, что поделать…

Что тут скажешь, приходится только разводить руками. Я её знаю давно, одна из элитарных толкательниц ядра редко жаловалась на проблемы. Но уж если достало, то — со свойственной ей прямотой — не промолчит…

После тренировки Надежда объяснила свои цели: «Хотелось «прикинуться» на тяжёлых ядрах, оценить плоды той работы, которую делали всю зиму. Ведь до того тренировались с большими весами, поэтому собирались, как говорится, пожать плоды межсезонного труда. Условия армейского манежа не дают такой возможности — не хватает метража. Скажу, что уровень готовности оценила как неплохой. Как нога? Ходили к хирургам, заглядывали в НИИ травматологии, и нам посоветовали не делать хирургического вмешательства, а вместо него пройти медикаментозное лечение. После тренировки спешу к массажисту, потом на уколы, после чего домой отдыхать. Сейчас, сбросив объёмы, открываем очередной, январский, этап. Если нога позволит, начнём нацеливаться на соревнования, для начала на чемпионат страны, а затем и на мировое первенство». Александр Ефимов по поводу лечения добавил: «Спасибо врачам, массажисту. Лечение сложное, требующее постоянного и длительного вмешательства в мышцы, болевые точки, связки. Огромная благодарность мастеру на все руки Николаю Василевичу, который принимает и дома, и сам приезжает на помощь к Наде».

Подводя черту под тренировкой, Ефимов заметил: «Как известно, в физическом плане пространство четырёхмерно. Если развивать мысль дальше, то в армейском зале у нас одна точка видения. Здесь, в динамовском, их две, а самая дальняя та, которую обозначает тренер, стоящий в поле, в данном случае я, и наблюдает за исполнением технического движения в круге. Он оценивает все детали формирования образа, развития движения, улавливает напряжение атлета, которое вызывает толчок. За пять секунд между попытками вносит поправки в действия спортсмена, подсказывает, какие точки напрячь, что исправить.

Надя — опытная спортсменка, берёт не количеством, хотя сегодня совершила почти сотню посылов снаряда. Ей нужно качество, и чем больше такой процент, тем выше результат. Она заранее формирует в сознании не только образ, но и мышечное напряжение. А потом идёт в круг и старается исполнить задуманное. Это то, что обычно выполняется в технической, круговой тренировке. Я же действую в роли корректировщика, своеобразного настройщика, причём не только деталей, но и всего механизма движений. Мы добиваемся одного: чтобы все мышцы, связки, все органы работали в едином динамическом движении, чтобы не было разрывных действий, излишнего напряжения.

Не стану торопить события, но всё-таки замечу, что на данный момент результаты весьма обнадёживают. Причём Надя толкает ядро весом 5 кг, а не привычную «четвёрку», поскольку ныне у нас запланирован так называемый фундаментальный период. Несомненно, старается выполнять упражнение так, чтобы ядро летело с меньшим напряжением, но далеко. Чтобы одновременно присутствовали и свобода действий, и скорость полёта, и дальность приземления. Вот я и вставляю шпильки, чтобы соединить несоединимое: и ноги, и голову, и взгляд. В физике такое движение называют сложнотехническим. Если попытаться многое сделать по максимуму, то, как считают питерские учёные, ядро должно лететь к 25-метровой отметке. У нас же, случается, приземляется на точке в 21 м, иногда — на 21,70, но до 25-ти вообще не долетает, а ведь хотелось бы.

В январе и феврале такие тренировки в динамовском манеже будут продолжены. Вплоть до чемпионата мира, правда, Надежда выступит там, если это позволит сделать уровень её тренированности. Занятия будут строиться с использованием нескольких ядер и один раз в неделю. В армейском комплексе в течение двух дней поработаем над исправлением тех ошибок, которые увидел здесь, в динамовском секторе. Неделя за неделей будет катиться тренировочное колесо. Если же строить занятия однообразно, без смены задания, то психика устаёт несравненно больше, чем с переменами, и эффект от тренировок теряется».

Так прошёл один день лучшей представительницы лёгкой атлетики нашей страны и её наставника, названного белорусской федерацией тренером №1 минувшего года. День, ничем особым не отмеченный, такой, каких в их совместном труде сотни, а то и тысячи. Но из каждого из них, как из кирпичей, складывается будущее здание успеха, который, верим, придёт и в их олимпийский дом.

Михаил ДУБИЦКИЙ
Спортивная панорама

2019   2017   2015   2013   2012   2011   2010  
Результаты соревнований Все результаты
  • Ноябрь 2019
  • Июль 2020