Бассейн, тренажерный зал, стадион, сауна

Обзоры и статьи

"Работа с подсознанием, минуя сознание, — спорт будущего". Тренер Марии Ласицкене — о том, как создал трехкратную чемпионкой мира

29.10.19 | 10:22

"Работа с подсознанием, минуя сознание, — спорт будущего". Тренер Марии Ласицкене — о том, как создал трехкратную чемпионкой мира


Без работы со штангой, массажа, сауны. Подход весьма специфичен.


Одна из наиболее выдающихся спортсменок современности Мария Ласицкене живет в уникальном мире, который помогает ей максимально реализовывать свой талант. Пожалуй, это именно тот русский мир, которым хочется гордиться и уважать. Главный его строитель — некогда тренер обычной детской спортивной школы из города Прохладный (кто-нибудь раньше знал, где это?) Геннадий Габрилян создал уникальную методику, помогающую его ученице побеждать практически в каждом турнире, где она принимает участие.

Проигрывает трехкратная чемпионка мира и четырехкратная победительница "Бриллиантовой лиги" крайне редко, каждое ее "серебро" считается сенсацией и вызывает один вопрос: "Что случилось, Маша?"

И это при том, что в странах одного только бывшего СССР выросла целая плеяда невероятно талантливых прыгуний, уже наступающих россиянке на пятки и мечтающих опередить ее на самых главных стартах. Но пока — не получается.

Сосредоточенная и неулыбчивая во время соревнований чемпионка кажется идеальной боевой машиной, победить которую сможет только тот, кто досконально ее изучит.

Подниматься в небо Марии помогает одержимость, любовь и преданность ее первого и единственного тренера Габриляна. Они всегда прыгают вместе, хотя никогда не общаются во время соревнований. Зачем, если во взгляде родного человека можно прочитать все, что тебе нужно.

С Геннадием Гариковичем интересно, как с любым увлеченным профессионалом...

Ваш небольшой, на полсотни тысяч жителей городок Прохладный, что в Кабардино-Балкарии, — прямо сейчас столица мировых прыжков в высоту. Ведь кроме Ласицкене, победившей на чемпионате мира Дохе, серебряную медаль у мужчин завоевал Михаил Акименко.
Согласен, наш Прохладный уникален, и потому мы так сильно его любим. Он нас тоже — давно уже имеем звания почетных жителей города. И когда глава региона после очередного Машиного успеха на чемпионате мира-2015 предложил выбрать, где будет находиться ее новая трехкомнатная квартира — в Нальчике или в Прохладном, Мария, не колеблясь, выбрала родной город.

Геннадий Габрилян — ее первый и единственный тренер.
Закончив физкультурный колледж, работал в местной СДЮСШОР и заодно имел часы как преподаватель физкультуры в средней школе номер 5, где училась маленькая Маша Кучина. По сути, мы начали работать со второго класса. На следующий год забрал ее в СДЮСШОР, потому что было видно — девочка талантливая.

Но этого всегда мало, нужен еще характер, воспитание, целеустремленность и желание быть лидером. Не скрою, в моих наборах были девочки не менее яркие. Одна из них, помню, на одних соревнованиях обыгрывала Машу. Та, по-детски насупившись, спрашивала: "Как же так? Она столько тренировок прогуляла, а я ни одной. Почему же я проигрываю?" И что вы думаете, в финале она уперлась и все-таки обогнала ту девочку…

Это был знак — лидер. Человек, который в любой спортивной игре постарается стать первым. Она была разносторонне подготовленной девочкой, мы проходили все виды многоборья, и Маша даже защищала честь города в беге на средние дистанции. А в 2006 году в возрасте 14 лет я отвез ее на юношеское первенство страны по легкой атлетике. Она взяла 173 и выиграла. С этого момента у нас и появилась новая звездочка в высоте.

Через некоторое время Маша отобралась на Евразийские игры в Бресте. Через два года стала второй на первенстве мира в Италии, а еще через год выиграла первые Юношеские олимпийские игры. Одну за другой она покоряла новые высоты, но отношение к работе было такое же, как и в детстве, когда не пропускала ни одной тренировки. Не изменилось оно и сейчас. Иначе наш терпеливо построенный домик уже давно начал бы рушиться.


Интересно, как вы ее мотивировали в самом юном возрасте?
Первое соревнование по прыжкам у нее было в 10 лет. И она проиграла старт девочке на год старше. Взяла калачиком высоту 1 метр, а соперница — 1,05. Я тогда был судьей и меня пригласили участвовать в награждении. Вручаю ученице грамоту и говорю: "Поздравляю, Кучина Мария Александрова, эта девочка когда-нибудь вдохновит нас своими результатами". А потом, уже на взрослом уровне у Маши в интервью спросили — какая у вас самая дорогая победа? И она вспомнила тот старт и сказала, что до сих пор хранит ту грамоту.

Трогательно.
У нас все построено на любви, взаимопонимании и уважении. По сути, мы организовали свой маленький мир, в котором и живем по принципам честности, чести, достоинства и уважения к соперникам. И очень хотим, чтобы большой мир спорта жил по этим же принципам.

Ну, смотрите — я никогда в жизни не ругал Машу и никогда не указывал ей на ошибки. Потому что это провоцирует лишь их повторение. Когда Маша совершает случайную ошибку на начальной стадии, то я показываю ей рукой, что все нормально. Эта ошибка не для нее, для меня. А дальше она начинает все делать правильно.

Почему?
Я закладываю нужную информацию сразу в подсознание, минуя сознание. И это кардинально отличается от всеобщего принципа обучения.

Как добираетесь до подсознания?
Это сложный путь. Конечно, легче и проще использовать методы обучения, объяснять, доносить информацию через сознание ученика. Зачастую это же сознание в стрессовой соревновательной ситуации как раз и мешает достижению высоких результатов. Я выбрал другой путь. Придумал ряд установок, стараясь выполнить которые у ученика появляются побочные действия. Они закладываются в подсознание.


Скажем, у нас с вами стоит задача научиться быстро поднимать руку. Есть два пути. Первый — через сознание. Мы осознанно поднимаем руку, тренируем этот процесс, чтобы потом в стрессовой ситуации проявить все свое наработанное умение. Другой путь: предлагаю вам представить, что рука — это перышко. И снизу дует сильный ветер. Осознано, вы подчиняетесь ветру. Как будто перышко, рука поднимается сама, и это действие, минуя сознание, записывается в подсознание напрямую. Делаем определенный объем повторений. И в стрессовой ситуации, если нужно будет быстро поднять руку, она поднимется беспрепятственно. И сознание не будет мешать сдерживающими мышцами-антагонистами.

Второй случай — вы переходите через дорогу, и на вас летит машина. Опять же есть два варианта. Один — закрепоститься и не двигаться с места. Второй —перелететь дорогу так, как ни один тренер не научит. В первом случае у вас выделился адреналин, который закрепощает. Во втором — норадреналин, который выделяется в кровь в результате подсознательной деятельности, минующей сознание.

Моя главная задача состоит в том, чтобы модель, закрепленная на тренировке, на соревнованиях работала еще эффективнее. Вот почему мы на занятиях никогда не прыгаем выше 185. Взяли и все — довольны, значит, мы готовы. Едем на старт, Маша делает пробные попытки на 170 и 180 и начинает соревнования со 185.

И чем более ответственные соревнования, тем больше выделяется норадреналин. Наука давно бьется над проблемой как закладывать информацию в подсознание, минуя сознание. Все практики утверждают, что это возможно только в двух случаях. В первом, естественном, когда младшие подражают старшим. И во втором, искусственном, с помощью гипноза. Мой путь — третий, который придумал сам.

Я разработал нескольких упражнений, каждое из них закладывает нужную информацию в подсознание. Каждое несет определенные задачи. Вроде по отдельности все сложно, но когда соединяешь их в кольцо, то все сразу становится понятным. Насколько сложно, настолько все и просто. У меня есть последователи, которые проводят даже семинары. Я не делаю секрета из своей методики. Кто хочет понять, как я это делаю, просто приглашает для проведения мастер-класса.


А вы сами у кого-то учились?
Нет, это я придумал сам. А вообще, в детстве занимался в Прохладненской ДЮСШ. У меня был прекраснейший тренер- преподаватель Чикалин Михаил Владимирович. Это, кстати, первый тренер Миши Акименко, того самого серебряного призера нынешнего чемпионата мира.

Михаил Владимирович привил мне любовь к легкой атлетике. У него я совершил свой первый прыжок в высоту стилем Фосбери. Тогда было время перехода стилей от "перекидного". К тому же это были детские прыжки, без вникания в технические тонкости. Я не стал большим спортсменом, но всегда мечтал реализовать в своих учениках то, чего не смог добиться сам. В результате создал собственный подход в обучении. Изобрел свой велосипед.

И потому моя Маша не прыгает в высоту, как все, а просто пробегает высокий барьер спиной вперед. Наш принцип работы несет в себе характер реактивно-инерционного движения. Мы не стараемся сократить мышцу, а наоборот — натянуть и отпустить. Отсюда и все движения Маши — не силовые, а реактивно-инерционные. Баллистические.

Маша все делает на автомате. И не задумывается, почему что-то делает именно так, а не иначе. Есть зоны, в которых я ее полностью ограничиваю. Например, она не смотрит на себя со стороны. Я убедил ее в этом изначально. Потом это вошло в норму.

Но почему нельзя?
Маша работает на внутренних ощущениях, которые остаются константой. Это ларец, который нельзя вскрывать. Там вся ее жизнь. Моя же работа состоит в анализе внешней картинки. Если что-то меняется, то с помощью придуманных упражнений я должен эту картинку поддерживать.

Мое внешнее восприятие должно совпадать с ее внутренним. Ее внутреннее никак не должно соприкасаться с ее внешним. Это тоже самое, если вы сейчас услышите свой голос со стороны. Он покажется совсем иным, от того который слышите изнутри. Появится потребность исправить его под привычный внутренний голос. И вот здесь произойдет изменение и отхождение от его естественной нормы. Так и в движениях.

Был такой случай. В 2014 году Маша выигрывает очень трудный старт на этапе "Бриллиантовой лиги" в Осло. Выходим через разминочный манеж, а там огромный монитор. И как раз показывают победный Машин прыжок, 198 см. А она, увидев себя со стороны, выразила огромное недовольство. Прыжок показался ей совсем не таким, каким чувствовала его изнутри. Я ей говорю: "Маша, все, забудь. И про прыжок, и про мониторы, куда тебе глядеть необязательно. Ты помнишь наш уговор?" Все, мы закрыли вопрос.

Самый тяжелый момент в ее карьере?
Недопуск к Олимпиаде. Это было очень жестоко, неправильно и несправедливо по отношению к чистым и честным спортсменам, как она. Но давайте об этом поговорим позже. Вернемся в 2008 год. Маша прыгает по нормативу мастера спорта. И вот начинается новый зимний сезон, Кучина — главная надежда России на летнем юношеском чемпионате мира. И вдруг на тренировке подворачивает голеностоп. 10 дней гипс, восстановление, и на зимнем чемпионате России прыгает всего 173 см. Что-то поломалось…

Летний сезон — первенство Прохладного — прыгает на нем 175 и все. Ничего не могу сделать. От бессилия расстроен, собираюсь идти домой, но меня просят посудить эстафету 4 по 100. По случайности, Маша бежит именно на моем четвертом этапе. И она так была одержима желанием победить, что очень естественно выбежала с виража и обогнала главную соперницу. И тут меня осенило.

Сейчас же с Машей пошли в зал. Там и родилась первая установка — перенос психологии эстафетного бега по дуге на бег по дуге перед планкой. И я сказал Маше: "Вот тебе вираж, а вот финиш". И в результате получилось. В тот день нам удалось убрать все сдерживающие барьеры в беге перед планкой. Сбалансировать центр тяжести на дуге. Рационально проходить через маховую ногу… Маша взлетела.

Назвали этот необычный прием в виде психологической установки: "Вираж—финиш". Через неделю на чемпионате республики берет 183, на чемпионате России и юношеском чемпионате мира в Италии 185. Эта установка постоянно совершенствуется, и идея ее живет в нашем прыжке по сей день.


Дальше все по нарастающей, и только дорогу на Олимпиаду вам преградил скандал в российской легкой атлетике. Кто виноват?
Я все-таки назвал бы это скандалом не только в российской легкой атлетике. Законы должны быть одинаковы для всех спортсменов. Без двойных стандартов и политических мотивов. Про все это у меня складывается впечатление, что не пойманные наказывают пойманных. И очень надеюсь, что всех, кто причастны и являются истинными виновниками действий, приведших к этому кошмару, рассудит время. Мария не остается равнодушной. Ее посты вызывают резонанс. Я полностью поддерживаю каждое ее слово. У Маши столько проб, что у некоторых сборных нет и близко такого количества.

Мировой рекорд Стефки Костадиновой в 209 сантиметров производства 1987 года побить можно? Ну, скажем, в ближайшие лет пять…
Избегаем рассуждать на эту тему, но при этом мечтаем прыгнуть как можно выше. Вообще женщинам очень сложно прыгать за 2 метра.

Человек рождается с внешними и внутренними антагонистами-ограничителями, чтобы не порвать себе мышцы и не сломаться самому. А вот у животных таких границ нет, они созданы для того, чтобы быстро бежать. У человека нет таких врожденных качеств. Но спорт и придуман для того, чтобы обмануть свою природу и оказаться сильнее соперника. Поэтому делать новые рекорды будут те, кто найдет ключ к подсознанию человека. Мое мнение: именно работа с подсознанием, минуя сознание, — и есть спорт будущего.

Гипнотизеры заимеют еще одно место работы.
Нет, здесь речь идет именно о том, третьем способе, о котором я рассказал. С помощью гипноза невозможно создавать, ваять, и по большому счету спорт такое же искусство как кино, музыка или живопись, где нужно вкладывать такие понимания, как душа и сердце. Да, человека можно с помощью гипноза ввести в определенное измененное состояние, но как заставить его делать необходимые двигательные действия с максимальной концентрацией? На мой взгляд, это невозможно.

Думаю, их можно давать только с помощью установок, обманывающих сознание. Например — упражнение, которое я назвал "бег в наклоне". Маша на дуге выполняет изо всех сил наклон, но не догадывается, что маховая нога в этом случае не может не пройти идеально. Действие записывается в подсознание. Когда настает время прыгать, нога работает так, как нужно. Если что-то идет не так, я снова делаю на тренировках эти упражнения. Это как этюды в музыке.

Этюд — это набор специальных нот. Музыканты, играя их, восстанавливают "перегоревшие" нейронные нервно-мышечные связи, регулируют процессы возбуждения и торможения центров коры головного мозга. И наши упражнения, можно сказать своеобразные этюды.

Какая у Ласицкене мотивация? Она не устает, по сути, бороться сама с собой?
Надо отличать технический старт, который может быть будничным, и психологический (скажем, этап "Бриллиантовой лиги"), где собираются все сильнейшие. Там, понятно, о монотонности речи не идет.

Я вам уже говорил, что на тренировках она выше 185 не прыгает. Но Маша нормальный человек, понятно, что в голове у нее появляются разные мысли, ведь и на самом деле кто знает, как там все сложится. И вот когда она берет "домашние" сантиметры и начинает наращивать высоту, это настоящий праздник. Значит, мы доказали свой профессионализм.

В детстве Маша часто боялась перед соревнованиями, но этот страх нам помогал. Мы использовали его. Когда Маша жаловалась, что ей страшно, я всегда говорил: "Бойся, Маша, бойся". И этот страх позволял Маше делать настоящие чудеса. И это помогло в дальнейшем побеждать практически на всех соревнованиях.


Похоже, обыграть вашу Машу сможет только антиМаша.
Абсолютно верно. Та, которая сможет использовать ее силу против нее же.

Вывести из себя?
Не так. Изменить свое состояние, а не соперника. Надо быть глобальным победителем, а для этого надо работать не над соперником, а над собой. Что мы и делаем. Образно говоря, у меня есть две Маши. Одна — Золушка — та, с которой мы делаем большую часть тренировочной рутинной работы. А другая — Королева. Она спокойно ждет результата нашей с Золушкой работы, абсолютно доверяя нам.

Если побеждает, то поднимается на пьедестал, радуется победе, раздает автографы, дает интервью. Но праздник проходит — и на тренировку ко мне опять приходит Золушка. А Королева ждет следующего старта. Этот симбиоз двух противоположностей позволяет сохранить внутренний баланс и стабильность. Оба образа похожи, но им нельзя встречаться. Иначе будет глобальная катастрофа.

Жалко Золушку. Интересно, сколько железа она поднимает за тренировку?
Нисколько. Я исключил из подготовки штангу, скоростно-силовые качества можно развить многими другими упражнениями, не подвергая опасности спину, колени и голеностопы. Кстати, массаж в подготовке мы тоже не используем — не вижу в нем необходимости. Наши реактивно-инерционные движения и являются самомассажем. С другой стороны, не хочу адаптировать ее к массажу, чтобы не было необходимости. Мне нравится естественное восстановление. По этой же причине сауна тоже бывает очень редко.

Можно только представить, сколько нервной энергии отдаете своей ученице вы.
С пятого класса физкультуру у Маши преподавал Хамидби Хабасович Гудов. Он много лет выигрывает спартакиаду города своей школой. Удивительный человек, фанат своего дела. Он контролирует, чтобы школьники ходили на секции, и следит за достижениями каждого, возится с ними, как с родными. А те в нем души не чают и всегда хотят сражаться за честь школы.

Так вот — я раньше не понимал, как можно так концентрироваться на спартакиаде. От него в эти дни невозможно добиться вообще ничего — он даже смотрит мимо тебя. Человек на своей планете. А теперь я понимаю его очень хорошо. Потому что, когда подходит день соревнований, тоже превращаюсь в зомби. А вот Маша умница, она адаптировалась. Я на нее полностью полагаюсь, знаю, что она сделает все так, как нужно.

Счастливый вы человек, Геннадий Гарикович.
Это правда. Но полностью буду счастлив лишь тогда, когда принесем России золото Олимпиады в Токио.

Автор: Сергей Щурко


2019   2017   2015   2013   2012   2011   2010  
  • Ноябрь 2019
  • Декабрь 2019
  • Июль 2020