Новости

Алина Талай разрушает мифы

08.01

«Это такой стереотип – если ты спортсмен, то должен стучать, как дерево». Алина Талай разрушает мифы

Я ненавижу стереотипы. Вот на меня повесили ярлык «Русский рок». Но это не совсем то! – легкоатлетка смело разрушила журналистские мифы в студии «Минской волны». К сожалению, что забито в плеер сейчас и с чем везется винил, запомнить не удалось – микрофон в тот момент был выключен, а ручка закинута на пару метров. Ну да ладно – дадим фору коллегам. Зато в этом интервью Алина рассказала про все остальное – Harley-Davidson, вышиванку, парашют, Короткевича с Мартиновичем и McDonald`s на закуску. И про спорт, естественно.

- За карьеру вы раздали много интервью белорусским журналистам. Бывали ли такие вопросы, за которые нашим коллегам хотелось треснуть по голове?

– Откровенно глупых не было. Просто бывают надоедливые вопросы. Информация по ним везде есть. Журналист что-то ищет и пытается составить интервью, но 50% из всех разговоров – это вопросы один в один. «Где учились», «как пришли»… В конце уже начинаешь отвечать общими фразами.

- Алина Талай – одна из самых талантливых молодых спортсменок Беларуси. Готовы подняться на вершину и расширить большую тройку Домрачева-Азаренко-Герасименя?

– Мне, конечно, хотелось бы достичь их уровня. Я работаю в этом направлении. Через два года Олимпиада и, надеюсь, там удастся реализовать желаемое.

- А на Играх в Лондоне все устроило?

– Лондон – это, наверное, был такой огромный праздник для меня. Я до этого даже не участвовала в чемпионатах мира, таких больших форумах, поэтому для меня это стало чем-то очень ярким. Понятное дело, что у меня было очень много нервов, волнения. Насколько помню, в Лондоне я стала… тринадцатой, что ли. Это был полуфинал, и не хватило буквально одной сотой. И дальше пройти не получилось именно из-за нервов. Когда выходишь на стадион, а вокруг 60 тысяч и все кричат, фотографируют – это тяжело.

На самом деле, мне тогда было немного обидно. Особенно в первые минут 20-30 после финиша. Тогда я чувствовала: «Вот он, финал, мог быть…». Думаю, что место пятое-шестое при идеальных условиях могло бы получиться. Но потом я поняла, что надо работать дальше, наслаждаться тем моментом, который есть.

- Когда спортсмен начинает готовиться к Олимпиаде?

– Наверное, сразу же на следующий день :)

- Что, все четыре года?

– Ну да. И вот, кстати, после того полуфинала самая яркая мысль была «боже мой, еще четыре года работать, чтобы приехать на Олимпиаду…». Конкретно на Игры работаешь в последние два года. Просчитываешь подготовку с тренером. Но голова настраивается на Олимпиаду уже на следующий день.

Нет, конечно, о ней не думаешь постоянно. Не вертишь в голове: «Надо, надо, надо!». Есть и другая жизнь. Но что касается спортивных целей, то это Игры.

- Как легкоатлеты выходят на пик формы?

– Это надо спросить у тренеров. Я пока еще спортсменка :) Мне тяжело об этом говорить. Но попробую объяснить.

Сезон у нас построен так. Есть несколько месяцев загрузки, когда идет очень объемная работа. Потом нагрузка немного скидывается, и больше занимаешься над скоростью, над взрывом со старта.

- К самим соревнованиям как настраиваешься?

– Когда я была молода (ха-ха!), тогда пыталась как-то сконцентрироваться, абстрагироваться от всего, заставить думать только о беге. Концентрация – это хорошо. Не надо внимание распылять. Но сейчас я поняла, что главное – это расслабиться и получать удовольствие от бега и соревнований.

- Музыка помогает?

– Для меня это очень важный момент. Особенно на разминке. Правда, когда тебя зовут в кол-рум – это место, где собирают спортсменов перед забегом – то там уже нельзя пользоваться наушниками и музыкой.

- А что играет во время тренировки?

– На самом деле, музыка абсолютно разнообразная. Это зависит от настроения в момент тренировки или разминки. В основном это что-то потяжелее и поэнергичнее. Не могу сказать, что это металкор или хард-рок. Но классическая музыка в этом случае не прокатит.

- Около года назад вы приняли участие в съемках клипа группы Amaroka – «Разрываеш». Довольны процессом?

– Так получилось, что мы были знакомы с вокалистом группы. И он как-то предложил такую идею. Я никогда в таком не участвовала, поэтому мне было довольно интересно, как это все происходит. Вообще, что-то создавать и работать творчески – это очень интересно.

Весь клип мы снимали около дня. Было очень весело и здорово!

- Результат понравился?

– Да, конечно! Это не сказать, что профессиональный клип, клипмейкеры, все дела… Но он выполнен на довольно хорошем любительском уровне. Да и музыка заводная – панк-рок.

- Не раз говорилось, что ваш кумир – это Юлия Нестеренко…

– Ну, это не кумир. Это человек, на которого хочется равняться. Ты смотришь, как она работает, как она добилась результата. Это тот человек, который вдохновляет.

- Сейчас с ней удается держать контакт?

– Юля живет в Бресте, и мы видимся очень редко. Следим в соцсетях друг за другом. Пишем комментарии. Как-то так все происходит…

- Советом по спортивной части она помогает?

– Пару раз помогала. Когда ты находишься на одном сборе – это гораздо проще. Сейчас мне было бы интересно с ней поговорить, узнать какие-то технические нюансы и все остальное. Но пока не удается встретиться и в спокойной обстановке побеседовать.

- В соцсетях вы достаточно активны. Фанаты не докучают?

– Иногда хватает таких, довольно интересных личностей :) Но пока не преследуют, слава богу. Еще не та популярность у меня.

- В родной Орше можете спокойно прогуляться по улице?

– Конечно! Не тот уровень, как у Вики Азаренко или Даши Домрачевой.

- Домрачева очень часто передает сердечко в телекамеру после побед. О своей фишке не думали?

– У меня такого нет. Все говорят: «У вас такая красивая улыбка». Поэтому я стараюсь больше улыбаться. Пускай это будет мой бренд :)

- По десятибалльной шкале как бы оценили состояние белорусской легкой атлетики?

– Если брать именно спортсооружения, то у нас, я бы сказала, все здорово. Много манежей и стадионов. Но хотелось бы изменить этот системный подход. Каждый должен гореть своим делом и выжимать максимум из возможностей. Чтобы не спускалось на тормозах – ну, нет медали и нет ее…

Мало внимания уделяется детскому спорту. Особенно детским тренерам, потому что с зарплатой не все хорошо. Какой нормальный мужчина-тренер пойдет куда-то за три миллиона работать с утра и до самого вечера? И не до четырех-пяти часов, а до восьми.

Очень обидно за то, что легкая атлетика считается королевой спорта, ею очень много людей занимается, а она не так популярна и никто практически не знает о легкоатлетах.

- Вадим Девятовский недавно возглавил БФЛА. С ним удалось пообщаться?

– Мы имели с ним беседу. Довольно хорошо пообщались. Думаю, что он меня понял, и я его поняла. Надеюсь, что с его приходом в федерации много чего поменяется. Все-таки, уже видна работа – можно проследить за его активностью. Это, конечно, не вариант через полгода-год. Надо хотя бы пару лет, чтобы увидеть динамику развития.

- Есть ли вещи в спортивном режиме легкоатлетки, которые строго-настрого нельзя делать?

– Знаете, когда взрослеешь, то перестаешь оглядываться на тренера. Ты работаешь на себя и достигаешь результатов для себя. Твой собственный судья – это ты. Поэтому такого – «а, тренер узнает, что будет, ай-яй-яй?!» – нет.

- Вообще никакого фастфуда, например?

– Я не придерживаюсь мнения, что нужно все запретить, а потом ночами снить большой чизбургер с картошкой :) Конечно, есть какие-то ограничения, и ты не позволяешь постоянно кушать в McDonald`s или вечером навернуть большую порцию картошки со шкварками. Но если очень чего-то хочется, то лучше съесть немного, чем потом ходить и страдать.

- На тренировке на следующий день не думаете типа «блин, слишком много съела – надо отработать»?

– Ну может быть, иногда :) Просто стараешься такие мысли выкинуть из головы.

- Помимо легкой атлетикой удается следить за другими видами спорта?

– Пару лет назад, когда Динамо сияло в КХЛ… Ну как сияло? В плей-офф вышло. Тогда было интересно приходить на Минск-Арену в 15 тысяч, болеть, чувствовать атмосферу, привязанность. Но меня хватило буквально на один сезон.

- Вы любите читать. Сами из Орши. Там же родился Владимир Короткевич. К его произведениям как относитесь?

– Я прочитала несколько его произведений лет шесть-семь назад. Хотелось бы сейчас перечитать. На тот момент это было очень здорово. Особенно «Дзікае паляванне караля Стаха». Очень впечатлило. Прям «вау».

- А вообще к белорусской литературе? Смотришь предыдущие интервью – там про Достоевского и зарубежных писателей в основном.

– Что для нас сейчас считается белорусской литературой? Когда спрашиваешь у людей широкого круга, они обычно называют Купалу, Коласа, Богдановича, Богушевича и, может быть, Короткевича. Я не могу сказать, что очень сведуща в этом вопросе. Хотелось бы больше знать о современной нашей литературе. Из последнего – купила себе недавно книгу Виктора Мартиновича «Мова». Довольно нашумевшая в соцсетях. Может, потом его «Сфагнум» возьму. Говорят, тоже одна из лучших у него.

- Ну, Мартинович вообще довольно шумный писатель.

– Это неплохо. Это популярность. Это делает произведения узнаваемыми. Хуже, когда напишешь классное произведение, а оно будет пылиться на полке и никто о нем не узнает.

- Получается, задавать вопрос про последнюю прочитанную книгу глупо.

– Ага. Это Мартинович. Но я его еще читаю. А до этого еще про научную йогу.

- Ого. Ничего такой переход.

– Это просто знакомая посоветовала. Там довольно интересная книжка, которая рассказывает о плюсах и минусах йоги. Не то, что «все классно и будет стопроцентное здоровье, достигнешь просветления». Нет, тут только факты. Что надо делать, чтобы не навредить себе йогой.

- Сейчас в тренде в Беларуси вышиванки. Эта мода еще не зацепила?

– Положительно к ней отношусь. Я очень рада, что белорусская культура начинает может быть возрождаться хотя бы в таком виде. Но не скажу, что если ты ура-патриот, то обязан купить вышиванку. Если тебе нравится – бери. У меня сейчас ее нет.

- Блогеры пишут, что это просто такой бизнес, который в нужный момент выскочил, и на этом тупо рубят бабки.

– Любой мейнстрим сначала реально продвигает тот, кто этим интересуется. А потом, если видишь, что можно заработать, то так оно и происходит. Хотя я в такие моменты не вдавалась.

- Себе вышиванку или фенечки с орнаментном купили бы?

– Не знаю, честно :) У меня просто стиль не такой, чтобы носить всякие фенечки.

- Школу вы окончили с достаточно высоким баллом аттестата – 8,9. Получается, спортсмен может хорошо учиться?

- Это просто такой стереотип, что если ты спортсмен, то должен стучать, как дерево. А что есть спортсмен? Это тоже самое, что сказать музыканту, будто ему не надо учиться. Или танцору балета. Всем людям нужно быть образованными. Понятное дело, когда у тебя получается или нет. Но, в принципе, на все можно найти время.

- Свободное время чем занимаете?

– Его особо и нет. Но, наверное, как и все – встречаюсь с друзьями, путешествую. Иногда хочется ничего не делать, жить в своем коконе, чтобы никто не трогал.

- 2014-й в спортивном плане не слишком удачно сложился...

– Чемпионат в залах – это был грустный момент. Я была готова, и надеялась завоевать медаль. Но за день до отъезда нашей сборной в Польшу я проснулась с огромной температурой, а все тело было в красных точечках. Впоследствии оказалось, что это ветрянка. Конечно, в 24 года переболеть ветрянкой – это не очень приятно. Но такое было.

Что обидно – буквально неделей позже я была бы может даже рада заболеть. А так пришлось из-за детской и глупой болезни пропустить чемпионат мира. Я даже думала, что лучше бы меня завели в сад и поводили между детей, чтобы заразилась :)

Европа тоже не очень получилась. Год какой-то проблемный на травмы. Были повреждения, связанные с позвоночником. Пришлось ехать к мануальному терапевту, чтобы он вправил все на место.

- А в сборной врачи помочь не могли?

– В штате команды именно такого специалиста нет. Но в целом персонала у нас хватает. Сборная по атлетике – это не команда, допустим, по настольному теннису. Нас около 60 человек, поэтому иногда может не хватать массажистов. Но, в принципе, это легко решаемо и организуемо.

- Сколько времени обычно тратится на тренировки?

– Каждый день, кроме воскресенья. Около 4,5 часов каждая. Практически без перерыва. 15 минут в лучшем случае.

- Что собой представляет тренировка легкоатлета? Вы же не просто бегаете по овалу все это время.

– Легкая атлетика – это не просто бег с барьерами или спринт. У каждого вида свои тренировки. Если говорить обо мне, то в мои занятия входят ускорения, быстрый бег, штанга, прыжки. Все то, что влияет на качество мышц. Каждый день со мной главный соперник – секундомер.

- А на главных живых соперниц обращаете внимание, когда едете на чемпионаты?

– Тяжело сказать. Если бы я занимала только первые-вторые места, то знала, кто со мной постоянно борется. Сейчас, когда я вхожу в десятку лучших барьеристок Европы, то нас довольно много. На самом деле, на каждых соревнованиях может выстрелить любой человек. Даже тот, о котором вообще не подозреваешь.

- Наступил предолимпийский год. Начинается самая серьезная подготовка?

– В октябре я перешла к новому тренеру. Мы составили план на год. Самая главная цель – постараться попасть в число самых лучших на чемпионате мира.

- В соцсетях видели ваш прыжок с парашютом. Это было страшно?

– Первые пять секунд. Я никогда не испытывала чувство свободного падения. Когда ты смотришь, как перед тобой инструкторы с другими людьми выпрыгивают из самолета и улетают куда-то – вот тогда реально страшно. Поэтому в первые пять секунд думаешь: «Блин, ребята, как обратно-то вернуться в самолет? Я не хочу!»

- О возможной травме думали?

– Это был самый большой страх. Меня очень многие люди отговаривали именно по этой причине. Пугали, что переломаю себе ноги, руки и голову. Но меня убедили инструкторы – я прыгала с ними, не одна – что это абсолютно безопасно. Нужно было просто подтянуть ноги к груди, и за меня приземлялся инструктор. Так оно и вышло. Я просто упала на инструктора в конце :) Все очень мягко получилось.

- Еще бы прыгнули?

– На самом деле, да. В первые же пять минут после приземления я сказала: «Хочу еще».

- Кстати, в соцсетях есть еще и фото на Харлее.

– Прокатиться на Харлее – это моя давняя мечта. Недавно я была на тренировочном сборе в Испании. Это мотоцикл моего тренера. В выходной он предложил проехать. Остров, горный серпантин, свободное время – почему бы не прокатиться? В основном, конечно, он вел.

- Мотоциклы такого типа – круизеры или чопперы, как их чаще называют – довольно тяжелая техника. Трудно было?

– Мне кажется, что самый легкий такой мотоцикл весит около 300 кг. Но женщины не такие слабые, как кажется :) Если женщина умеет – она умеет все.

- Получается, категория А в водительских правах открыта?

– Пока нет. Поэтому в Испании я проехала совсем чуть-чуть. Вообще, тогда было немного страшно – высота, обрыв, все дела.

- А в окрестностях Орши в былые времена не гоняли на мотоцикле?

– Нет, я вообще в первый раз на мотоцикл села в августе минувшего года, когда пошла на курсы вождения. Просто пока нет времени, чтобы сдать на права.

Текст: Вадим Зенькевич, Виктория Шмановская

Фото: автора, instagram.com/alina_talay_/

Источник - by.tribuna.com


Свежие комментарии

Автор (незарегистр.):

Заполните поля 'Автор' и 'Сообщение', а затем нажмите 'Добавить'.
Или зарегистрируйтесь, если Вы планируете постоянно участвовать в обсуждениях.
Сообщение:

Результаты соревнований Все результаты
  • Сентябрь 2019
  • Июль 2020